Близнец-подарок: история рождения, смерти и донорства органов

Моя мама не подозревала, что вынашивает двойню до тех пор, пока на свет не появилась моя сестра Дженни. В поздних 70-х еще не было аппаратов УЗИ, поэтому все думали, что у мамы один крупный плод. Но за семь недель до даты предполагаемых родов, она неожиданно для самой себя почувствовала схватки.

Дженни родилась с осложнениями весом всего в 1,8 кг. После этого, удивленные акушеры обнаружили еще и меня. Они вытолкали меня в мир. Вес мой составлял 1,3 кг, шкала Апгар достигла всего одной единицы и я не дышала. Медики подумали, что я родилась мертвой и сосредоточились на спасении моей мамы. Ее срочно направили в ПИТ на переливание крови, а потом занялись здоровьем моей сестры. Чисто случайно, один неопытный интерн решил поиграть с моей судьбой. Дыханием рот в рот и несильным массажем грудной клетки он заставил мое сердце биться и меня в спешном порядке отправили в реанимацию для новорожденных.

На протяжении многих часов мама и не догадывалась, что меня реанимировали. Доктора не спешили сообщать ей радостную новость, поскольку она была не стабильна, как впрочем, и мое состояние. Поэтому когда папа впервые подвел ее к кувезу с дочерью Дженнифер Мишель, и она обнаружила там двоих вместо одной, она тут же разделила имя пополам и я навсегда стала ее близнецом-подарком Мишель.

Позже, когда я подросла достаточно, чтобы осознать историю своего рождения, я поняла, что я все время инстинктивно не хотела покидать мою сестру ни на секунду. Мы с Дженни были двумя родственными душами и даже не могли представить свои жизни без друг друга. Даже когда мы соревновались кто круче, ссорились, были просто расстроены, мы знали – что мы есть на свете друг у друга.

Будучи подростком, Дженни стала звездой школы по легкой атлетике и прыжкам. В университете она тоже выступала в спортивных соревнованиях. Клянусь, на стадионах я хлопала громче всех, когда ей удавалось достичь новых высот. Ей легко покорялись иностранные языки и письмо, я же больше любила вступать в дебаты на студенческих форумах и занимала активную общественную позицию. Мы идеально дополняли друг друга.

В общем, вы поняли, что мы всегда были не разлей вода. Два в одном – обе громко смеялись, имели аллергии на одинаковые продукты, у обеих были веснушки на плечах, а волосы не желали укладываться в локоны. Мы всегда чувствовали притяжение друг к другу. Но, позже, несмотря на мое драматичное появление на свет, стало понятно, что это не я стала близнецом-подарком. Это была Дженни.

30 января 2017 года Дженни благополучно родила сына. Роды не были сложными, как и обе мои беременности, которые подарили миру двух чудных малышей. Сестра доходила до положенного срока и за 26 минут родила 4-килограммового мальчугана с голубыми глазками, который излучал добро с самых первых минут своей жизни. В течение двух часов Дженни и ее муж не могли надышаться на свое крохотное счастье. Потом сестра почувствовала, что ей стало немного труднее дышать. Медики проверили уровень кислорода в ее крови – все было в пределах нормы. Ей разрешили принять душ.

Прямо перед дверью в душевую она упала в судорогах на руки своего мужа. Внезапная легочная эмболия – оторвавшийся тромб закупорил легочную артерию. Сердце остановилось. На длительное время. Доктора могли ей помочь, если бы все происходило быстрее – как 38 лет назад со мной, но в этот раз результаты были катастрофическими. Дженни была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких на протяжении двух дней, а потом нам сказали, что ее мозг уже умер и она никогда не очнется. Мы крестили ее сына, положив его ручки на нее, сказали ей самые трогательные слова прощания и отпустили ее. Аппарат отключили.

Радость от рождения сына Дженни была сопоставима с горечью ее утраты. Почему она покинула нас на пике своего жизненного счастья? Как могла такая участь постичь столь молодую и цветущую женщину? Почему лучшая половина меня перешла в мир иной, оставив меня здесь совершенно одну? Было очень трудно осознавать, что оторвавшийся в легкие тромб – это редкое и непредсказуемое явление, которое случается с единицами.

Но, Дженни стала настоящим подарком небес для тех, кому пожертвовали ее органы. Ими стали пять человек. Ее правая почка была пересажена мужчине 40 лет, поджелудочная железа и левая почка – женщине 45 лет. Печень моей сестры получил мужчина 37 лет. Сердце и легкие трансплантировали мужчине и женщине 67 и 66 лет. Все эти органы идентичны моим.

Все эти пятеро людей уже практически смотрели смерти в лицо и долго страдали, не имея надежды на будущее. Пять личностей, которые не могли больше следовать своим мечтам, теперь могут наслаждаться любовью своих близких и наблюдать красоту повседневной жизни. Пять человек, чьим семьям не пришлось переживать горечь утраты, а только радость. Получается, что не только пять человек получили пользу от органов моей сестры, но и десятки других людей. Та Дженни, которую мы любили и знали больше не с нами, но она продолжает жить в других людях.

На прошлой неделе я имела честь познакомиться с Джеффом Ганзом, мужчиной, которому пересадили печень Дженни. Он счастливый муж и отец, атлет, умный и добрый человек. У нас такие похожие взгляды на жизнь, что мы могли бы дружить семьями. Я обняла его, и мне даже удалось почувствовать ту энергию и надежду, которой он полон. Это было так трогательно. Он не мог предотвратить того, что случилось с Дженни, но она смогла повлиять на всю его жизнь.

Конечно, если быть честными, донорство органов не смягчает боль потери сестры. Но, знание того, что ее смерть стала пропуском в жизнь для нескольких других людей привносит малую толику успокоения. Моя сестра была средоточием доброты и честности, и мы точно уверены, что она пожертвовала бы свои органы после своей смерти.

О смерти всегда тяжело говорить. Но, раз уж я завела такой разговор, то мы с Дженни много раз размышляли о том, как мы умрем. Мы хотели, будучи глубокими старушками, просто взяться за руки, закрыть глаза и тихо уйти. Еще мы также много раз обсуждали, что хотели бы стать донорами органов, если случится так, что придется уйти из жизни раньше. Поэтому, когда нас спросили в больнице насчет донорства, мы сразу же ответили «да».

Подумайте о донорстве органов сейчас, пока у вас еще много времени. Это же так легко сделать. Поговорите об этом со своими родными, чтобы в случае чего решение им далось легко.

Муж Дженни сейчас растит их сына и стал прекрасным отцом. Я помогаю ему, и мы часто собираемся все вместе. Так нам легче пережить уход Дженни. Никто из нас не в силах заменить ее в глазах ее ребенка, но мы стараемся быть ее продолжением. И ее ребенок будет знать, что его мама настоящий герой.

Дженни – это близнец-подарок. А я просто счастливый близнец. Счастливый, потому что мне выпала честь родиться с замечательным другом и сестрой. 38 лет я была счастлива от того, что могу общаться с ней. Она всегда со мной в моих мыслях и я вижу ее в глазах ее сына, которые так похожи на наши. Она продолжает жить в телах тех, кому он сделала посмертный подарок и кого она спасла своим уходом. А я буду жить за нас двоих.

Оставьте комментарий первыми

Оставьте сообщение

Ваш e-mail не будет отображаться.


*


Яндекс.Метрика