История родов двойни на 24,2 неделе

В самом начале нашего пути к материнству, мы с мужем даже не представляли, через ЧТО нам придется пройти, чтобы наши мечты наконец воплотились в реальность. После двух выкидышей, одной замершей беременности и двух ИКСИ, наша первая попытка ЭКО завершилась успехом. Я была беременна идентичными близнецами. В тот день, когда мы узнали эту новость, в мире не было людей счастливее нас! Сама по себе беременность двойней таит в себе много рисков, а вынашивание монохориальной диамниотической двойни и подавно.

Как протекала беременность

Сначала, моей задачей было благополучно отходить первый триместр, поскольку у меня было множество проблем со здоровьем.  К 10 неделям, моей двойне поставили диагноз «кистозная гигрома». Эта аномалия ведет к тому, что лимфатическая жидкость не поступает в венозный поток, а скапливается за шеей плода. Если погуглить на эту тему, то ничего хорошего вы не прочитаете.

Мы с мужем съездили в Бостон на прием к генетику. Его прогнозы также были неутешительны. 10% было на то, что проблема разрешится сама собой, 50% на то, что разовьется хромосомная аномалия, 30% на то, что дети родятся с пороком сердца и еще 10% оставались на прочие отклонения в генетическом развитии. В тот момент, все надежды на нормальную беременность у нас рухнули. Все последующие недели были наполнены тревогой, стрессом и утомительным ожиданием. Наконец, к 16 неделе жидкость рассосалась, а еще через месяц результаты не подтвердили первоначальный диагноз. Это было такое облегчение. Если бы мы знали, что ждет нас потом…

К 23 неделе нам сообщили о новой «болячке» – расстройстве, называемом фето-фетальный трансфузионный синдром (когда один из двойни «ворует» кровоток у брата или сестры). Нас предупреждали, что есть шанс, что такое может с нами случится, но мы все же надеялись, что это обойдет нас стороной. Не свершилось.

Преждевременные роды двойни и чем это чревато

На той же неделе мне сделали лазерную абляцию – это такой метод борьбы с раковыми клетками. Операция прошла успешно, однако неделю спустя у Эндрю (одного из плодов) из околоплодного мешка начала подтекать жидкость. У меня начались преждевременные роды и я поступила в госпиталь, где медики следили за моими схватками. Я надеялась пролежать в больнице до 36 недели, но у моих двойняшек были свои планы.

Лежа на кровати, я почувствовала, что воды резко отошли. Роды двойни у меня начались на 24,2 неделе. Никогда в жизни я не была более напуганной. Майкл родился первым и весил 460 грамм. Я помню, как услышала его плач, но его быстро унесли в другое отделение в кувез, интубировали и подключили к ИВЛ. Эндрю родился весом в 396 грамм. Врачи приложили максимум усилий, для того, чтобы спасти ему жизнь, но усилия были тщетны. Он был слишком мал и слаб на момент родов.

Реанимация новорожденных

Майкл отчаянно боролся за жизнь. Он вообще много раз доказывал медикам, что он настоящий борец.

Когда люди говорят, что нахождение твоего ребенка в кувезе сравнимо по ощущениям с американскими горками, они не шутят. В начале пути нам было нереально тяжело. Мы были так счастливы, что Майкл выжил, но в то же время не могли смириться с утратой Эндрю. Слова поздравлений воспринимались нами с такой долей смешанных чувств. Я плакала (даже выла) каждый день на протяжении двух недель.

Мы с мужем были заброшены в совершенно незнакомый для нас мир, и мы не знали, что делать. Мы находились в таком подвешенном состоянии и не знали, что случится через день или через час. Вся наша вселенная была на тот момент сконцентрирована за прозрачными стенками кувеза. Мы благодарили Бога за каждый день, который прожил наш мальчик. Как бы не готовили нас доктора к тому, что у нашего ребенка обязательно будут осложнения и откаты назад в развитии, каждая плохая новость воспринималась максимально остро. Мы поддерживали друг друга как могли.

преждевременные роды двойни

Майкл провел четыре месяца своей жизни в кувезе. Несколько раз медики пытались отключить его от аппарата искусственной вентиляции легких, но каждый раз его приходилось интубировать заново. Наконец, нашему мальчику было решено подавать кислород через носовую канюлю. Основные угрозы жизни отступили примерно через месяц. Я видела, как однажды наш сын перестал дышать и ему экстренно оказали медицинскую помощь. К концу своего пребывания в кувезе у нашего малыша развилась ретинопатия недоношенных и ему была сделана лазерная операция и проделан курс специальных инъекций. Я потеряла счет тому, сколько раз ему переливали кровь.

Самым худшим моментом во всем этом было то, что от нас с мужем на тот момент ничего не зависело. Мы могли сделать ровным счетом ничего, чтобы помочь нашей крохе, за исключением круглосуточной поддержки. Неважно, что происходило в моей жизни, я была в госпитале каждый день. Иногда я ночевала в комнате для родителей, иногда в близлежащих отелях. Мужу пришлось выйти на работу, но сердцем он был с нами.

преждевременные роды двойни

Первый раз, когда я увидела ничем не прикрытое лицо сына – было две недели после его рождения. В тот момент ему пытались вытащить дыхательную трубку из горла, но попытка не удалась. Он не мог дышать самостоятельно.

Мы радовались даже незначительным достижениям сына, потому что в реанимации для новорожденных у вас нет гарантии наступления следующего дня. Мы наслаждались каждой минутой, что были с сыном. День ото дня мы наблюдали, как он растет и надеялись на то, что преждевременные роды не скажутся на его здоровье.

Результат

В конце концов, мы смогли. На 120 день пребывания в больнице нас выписали домой.

Сегодня Майклу 5 месяцев и он наше маленькое чудо. Дела у нашего сына обстоят даже лучше всех наших ожиданий! Он ест как будущий чемпион, от ретинопатии недоношенных не осталось и следа, и он вносит в нашу жизнь столько радости. Мы постоянно благодарим всех докторов, медсестер и персонал больницы, за то, что они сделали для нашего сына. Эти люди спасли жизнь моему ребенку, и я им бесконечно благодарна.

 

 

 

Оставьте комментарий первыми

Оставьте сообщение

Ваш e-mail не будет отображаться.


*


Яндекс.Метрика